Портал государственных услуг Российской ФедерацииПортал Министерства Культуры Российской ФедерацииПортал Министерства Культуры Краснодарского краяОфициальный интернет-портал муниципального образования город-курорт СочиУправление культуры Администрации города СочиОфициальный интернет-портал правовой информацииУправление культуры Администрации города Сочи

Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
B5112691o.jpg

Познакомилась я с этим удивительным человеком несколько лет назад, когда увидела его на одном из школьных мероприятий патриотической направленности накануне 23 февраля. Он делился с ребятами воспоминаниями о своей фронтовой юности. Пожилой, но с еще бравой военной выправкой, с огромными ясными глазами, которые когда-то видели ужасы нечеловеческой жестокости, но всё равно остались теплыми и неравнодушными ко всему живому. Он - Человек с большой буквы. Человек ушедшей эпохи. Человек, воспоминания которого могут и должны стать уроком для каждого из нас. Пахноцкий Николай Степанович. Несмотря на свой преклонный возраст, мужчина охотно участвует во многих районных и городских мероприятиях, пишет стихи, на которые с женой придумывает музыку и делится своим творчеством с неравнодушными людьми. Фронтовая история Николая Степановича уникальна, как и миллионы других, неразрывно связана с Летописью Великой войны. Воспоминания записаны со слов Н.С. Пахноцкого.

«Я родился 24 июля 1929 года в городе Витебске в обычной семье рабочих, таких было много во всей Белоруссии. Отец был простым электриком, а мать - прядильщицей на фабрике «Двина». Дедушка и бабушка - потомственные крестьяне. До начала войны я учился в школе, которая находилась в поселке Марковщина. Там я вступил в ряды пионеров. Когда грянула Великая Отечественная война, мне шёл 12-ый год. Отца сразу же призвали в армию, а мы с матерью и братом оказались в плотном кольце оккупации вплоть до 1944 года. Каждый день для нашей семьи был словно последний, так как мы своими глазами видели все зверства фашистских захватчиков. До сих пор с ужасом вспоминаю, как будто это было вчера, – центральная площадь нашего родного Витебска, на которой установили множество виселиц. Фашисты вешали всех подряд. На моих глазах растерзали штыками родного дядю, которого поймали у леса. Убили и моего друга, он просто показал кулак немецкому офицеру, парнишку расстреляли прямо на улице.

Вскоре с фронта начали приходить первые печальные весточки. Отец попал в плен, а позже был убит. По всей Белоруссии стали появляться концентрационные лагеря, куда размещали евреев, детей от смешанных браков, партизанов, и там же их физически уничтожали. Моя ненависть к врагам усиливалась с каждым днем. Я уже не мог бездействовать, беспомощно наблюдая, как фашисты губят ни в чем не повинный народ. Мой народ. Я знал, что в селе Заозерье жила моя родная тетя по материнской линии, Сачкова Надежда Матвеевна. Она была связана с партизанами. Я поехал к ней в 1943, чтобы тоже стать полезным. Тётя отвела меня к командиру партизанского отряда, и он принял меня в свои ряды. Для меня стало делом чести помогать Родине. Я рассказывал партизанам, какие через город проходят части, какие знаки на автотранспорте, какая техника прибывает. Приносил листовки, сброшенные с вражеских самолетов. Вскоре получил свое первое специальное задание. Я должен был добывать вражеские медикаменты. Под покровом ночи, порой рискуя жизнью, начал изымать аптечки с проходящих на фронт автомашин. Я незаметно залазил под машину и ждал, когда уйдут водители и пройдут мимо часовые, открывал кабину и забирал из салона упаковки с красным крестом, потом через тетю их отправляли партизанам. Но однажды меня вместе с другими партизанами всё-таки поймали. На тот момент у меня уже были с собой две сворованные коробки медицинских аптечек. Враги закрыли нас в сарае, располагавшийся внутри охраняемой территории, по углам стояли вышки с автоматчиками. Понял я тогда, что от смерти меня спасет только бегство. Выбив доски у окна строения, я осторожно вылез и по-пластунски, по водосточной канаве стал пролезать через «колючку», но на третьей полосе я случайно зацепился за провод. Мгновенно загудела сирена, включились, ослепив, прожектора, но я уже бежал во всю прыть. К моему счастью, рядом находилась железная дорога, и именно в тот момент по рельсовому полотну тянулся длинный товарный состав. Спотыкаясь, я побежал к нему. Поезд был моей единственной надеждой. В тот момент я ничего не видел кроме него. Вражеские пули свистели мне вслед, подымали пыль рядом со мной, но я уже ухватился за подножку товарной платформы, которая тащила меня в непроглядную тьму. Подняться на ступень уже не было сил, а когда затвердевшие пальцы разомкнулись, я полетел под откос. Позже, уже добравшись до дома, я обнаружил в своём вещмешке пробитую эмалированную кружку и расплюснутую пулю. Оказывается, эта кружка в ту ночь спасла мне жизнь.

Однажды мне довелось принять участие в спецоперации по спасению раненного партизана. Это было зимой в 1943 году. Пострадавшего перевозили на санях с двойным дном, сверху его укрыли фанерой и сеном. Тётя Надя взяла с собой огромную бутылку самогона и сало на закуску. Когда нас останавливали немцы, я начинал громко кашлять, тетя говорила им, что я болен туберкулёзом, и меня срочно надо показать врачу. Полицаи тщательно прокалывали сено и после того, как их угощали самогонкой и салом, отпускали нас. Так мы благополучно добрались в город к доктору, который вылечил партизана.

Когда выбили фашистов из города, я пытался попасть на фронт, но в военкомате мне отказали, так как мне еще не исполнилось 18 лет. Рекомендовали учиться. Помню, как командир убедительно уговаривал меня остаться дома, говорил мне: "Воевать еще успеешь, учись лучше, мальчик!". С этим никак я не мог смириться и решил тайком удрать на фронт. Дома собрал в узелок немного еды, ничего никому не сказав, ушел на вокзал. Там шли поезда на фронт. Незаметно залез под брезент стоящей на ж/д платформе пушки. Обнаружили меня, когда уже слышались взрывы бомб и снарядов. Все зарево было в огне. Командир батареи выругал охрану, но меня пожалел и приказал накормить, переодеть и переобуть. Вот так я и стал сыном полка. Свое первое боевое крещение я получил при переправе через реку Березина. При окружении Вильнюса был контужен. Помню, мне оказали первую помощь в какой-то большой палатке, затем перевезли в госпиталь в городе Вильнюсе, в котором я пробыл больше месяца. Когда госпиталь направили ближе к фронту, на этом же месте разместили новый, под кодовым номером 18О5, в нем я и остался вплоть до сентября 1945 года. Находясь там, помогал раненным бойцам, колол дрова, возил воду, топил печи. Когда нас перевозили в город Инстенбург (ныне город Черняховск, назван так в честь славного командующего Третьим Белорусским фронтом), наш поезд ночью атаковали вражеские самолеты, и одна из бомб угодила прямо в соседний вагон. От сильного удара я упал с верхней полки и повредил правое плечо и ребра. Когда нас подвезли к границе, наш вагон отцепили и все, кто находился в нем, были высажены на станции перед границей с Пруссией. Нас задержали пограничники и только через сутки мы попали в Инстенбург. В госпитале я полностью оправился и смог в полную силу помогать при приеме раненых. Бои за Кёнигсберг были жестокими, поступало много раненных солдат, санитары сильно уставали, и мне приходилось им помогать. В феврале 1945 в наш госпиталь привезли тяжело травмированного Командующего третьим Белорусским фронтом Ивана Черняховского. Бойцы прямо с машины перенесли его на носилки, я тоже помогал нести к операционной раненого командира. Мужчина лежал с закрытыми глазами и тихонько стонал. Перед дверью в операционную он посмотрел прямо на меня и хриплым слабым голосом сказал: "Если такие мальчишки пришли воевать, нас никто не победит". К несчастью, раны Командующего были несовместимы с жизнью, и он умер на операционном столе. Мы все плакали, когда узнали о смерти военачальника. Но его слова и по нынешний день живут в моей памяти.

После окончания войны наш госпиталь направили на Дальний Восток, в Хабаровский край, в поселок Кульдур. Сколько всего было в моей жизни до и после войны! Но я всегда вспоминаю свое первое боевое крещение, которое произошло при переправе через реку Березина. Расскажу о нем более подробно. В ходе операции "Багратион" было необходимо прорвать оборону врага и окружить крупную группировку фашистских войск, сосредоточенных в Литве. Быстрое преодоление естественного препятствия – реки – создавало благоприятные условия для выполнения поставленной задачи. Готовили эту переправу и днем, и ночью в районе, где не было мощных укреплений. Практически в круглосуточном режиме строили плоты, подвозили понтоны. Но когда началась операция, враг нанес минометный, артиллерийский удар. Однако остановить переправу через реку уже не представлялось возможным. Часть бойцов прорвалась в окопы врага, в рукопашном бою стали расширять плацдарм. Обстрелы стали реже, а к концу дня сопротивление было и вовсе ликвидировано. Это позволило успешно завершить операцию по окружению Вильнюса в районе станции Кибертай. Здесь я получил свой первый боевой опыт фронтовой жизни! После войны я написал такое стихотворение об этом событии.

До атаки осталась минута,

Нежно плещет о берег волна,

Скоро, скоро взовьется ракета,

Лопнет, словно пузырь тишина.

Застрочит, загрохочет крутая,

пулеметная дробь, пушек стон,

А пока - тишина золотая,

А пока - тихо дремлющий сон.

К переправе готовы понтоны,

Доски бочки сколоченный плот,

Скоро, скоро взовьется ракета

И тогда, россияне, вперед!

Запылают прибрежные хаты,

Закипит от разрывов вода,

А кровавые пятна солдата,

Унесет неизвестно куда,

Но порыв за Отчизну святую,

Не сломает холодный свинец,

Сокрушит оборону любую,

Наш бесстрашный Советский боец!

После войны Николай Степанович трудился в разных местах. Молодой человек, закалённый войной, работы и трудностей никогда не боялся. Окончил Высшую школу профсоюзов при ВЦСПС, служил ревизором райпотребсоюза и Министерства финансов по Приморско-Ахтарскому району Краснодарского края. В 1978 году Н.С. Пахноцкий переехал в Сочи и исполнял в нашем курортном городе обязанности главного ревизора. С 1986 года ушел на пенсию. Но это только официально. На самом деле Николай Степанович и дня не сидел на месте. По сей день, он вместе с женой Надеждой Александровной Дмитриевой, которая возглавляет Лазаревское районное отделение Краснодарского краевого комитета солдатских матерей, активно занимается общественной работой по патриотическому воспитанию детей и молодежи. Вместе они часто выступают со своими стихами, песнями и рассказами в воинских частях, школах, санаториях. По сути Николай Степанович служит великой миссии, он старается со всей искренностью своей души воспитывать в современных подростках удивительное чувство патриотизма. Ведь любовь к Родине двигала советским народом в годы лихолетья Великой Отечественной войны и помогла добыть желанную Победу. Ветеран убежден - нынешняя молодежь должна знать истинную правду о теперь уже далекой для многих войне. Что нельзя допустить откровенной и наглой лжи и пересмотра итогов Великой Отечественной войны.